«Рабы с долгами»: подноготная жизни моделей

Кажется, что модели живут той жизнью, о которой можно только мечтать. Они ходят по подиумам Парижа, Нью-Йорка и Милана в самых красивых одеждах, ездят на роскошных машинах и селятся в люксовые номера. Но что скрывается за завесой модельного бизнеса?

За гламуром и путешествиями многие модели зарабатывают просто гроши. Они привязываются к агентствам огромными долгами и боятся признаться в этом кому бы то ни было.

«Хуже всего то, что об этом невозможно говорить. Потому что в этой отрасли люди хотят работать только с «успешными» девушками», — сказала 26-летняя Клара, которая снималась в Vogue и виляла бедрами на подиуме для таких брендов, как Prada, Рик Оуэнс (Rick Owens) и Comme des Garcons.

Лондонская модель, которая глубоко повязла в долгах перед агентствами в Нью-Йорке и Париже, согласилась поговорить о ловушке, в которую она и многие ее коллеги попали. Ее имя в статье изменено — девушка опасается, что никогда не сможет получить работу снова. Другие модели поведали, что им часто выплачивали гонорары одеждой и сумочками и что они «почти никогда не получали деньги» за выпуск журналов моды.

Ассоциация по защите прав моделей Model Law, которая была создана россиянкой Екатериной Ожигановой в начале этого года в Париже, пропагандирует идею о том, что долг является еще большим табу, чем сексуальные домогательства. Последние стали горячо обсуждаемыми по хэштегу #MeToo в социальных сетях.

Соучредитель ассоциации Екатерина Ожиганова, постоянная модель парижских подиумов, заявила, что пришло время «положить конец годам жестокого обращения, сомнительной практики и нарушения трудового законодательства».

«Сомнительная» практика

Вернемся к рассказу Клары. Она начала свою карьеру еще в период обучения в школе. Девушка сказала, что на своей первой Неделе моды в Париже агентство предоставило машину (для кастингов), которую она делила с другими моделями. Как и большую квартиру от Airbnb, в которую их вместе заселили.

«Только позже я узнала, что плачу за водителя 300 евро ($350) в день. А к концу недели я подписала контракт, согласно которому сама же задолжала 3,000 евро», — добавила она. «Позже я полетела на Неделю моды в Нью-Йорке. Каждая модель, приезжающая из-за рубежа, начинает работу с долгов, потому что рабочая виза очень дорогая.

«И вот вы остаетесь в «модной» квартире, за которую ваше агентство взимает с вас $50 за ночь. При этом комнату вы делите с тремя другими девушками. Когда начались показы, я сильно заболела. Следовательно, пропустила большинство из них. В конечном итоге я вернулся домой с задолженностью в размере $8,000», — сказала Клара.

d7d9df88c3d2205c9377918f4ac8a9395e1271dd

Тем не менее она настаивала на том, что «эта ситуация еще не так плоха».

«Я до сих пор в долгу перед своими агентствами в Париже и Нью-Йорке. Хотя с тех пор выполнила для них много разной работы. Например, я была на большом парижском шоу, гонорар которого составлял 1,100 евро. Из них мне оставили только 400 евро. Но в итоге я не получила ничего, потому что деньги были списаны с моего долга».

Несмотря на трудности, Клара настаивала на том, что делает свою работу лучше, чем большинство моделей, «которым 16 лет, которые почти не говорят по-английски и которые приходят из плохих слоев общества».

Две высокопрофессиональные модели США, которые также поделились своими историями с журналистами, говорили, что они «рабы» в долгах, а агентства получают львиную долю их доходов.

Преуспевают только 2%

Одна 24-летняя американская модель, появившаяся в Dior, Issey Miyake, Balmain и Off-White, призналась, что долг определил ее личную жизнь. Она приняла «профессиональное решение» быть только с теми мужчинами, которые были достаточно богаты, чтобы ее обеспечивать. И что это решение «несуразно совместилось с ее феминизмом».

26-летняя Ожиганова надеется, что ассоциация Model Law может помочь «освободиться» девушкам от страха входить в отрасль, «в которой их быстро сочтут за слишком проблемных, если они задают много вопросов».

«Люди думают, что модели зарабатывают много денег. Но это абсолютно не так. Успешными становятся только два процента девочек», — говорит она.

В одном из интервью Ожиганова сказала: «Самый большой гонорар я получила за съемку лукбука Acne Studios Resort 2016 года. Это было где-то две тысячи евро в день, но из этих денег я получила 40% — остальная сумма ушла агентству в качестве комиссии».

Ассоциация заявила, что неоплачиваемая работа — это проклятие жизни моделей. «Очень редко происходит оплата за позирование моделей для журналов, хотя на это уходит много часов», — сказала Ожиганова.

Ассоциация Model Law ведет переговоры с французским союзом и уже встретилась с Synam, органом, представляющим французские модельные агентства. Его руководитель Изабель Сен-Феликс признала, что у Model Law «есть некоторые обоснованные требования», в том числе о том, что правила занятости должны быть переведены на английский язык, учитывая, что большинство моделей, работающих в Париже, не говорят по-французски.

Однако она задала вопрос о том, насколько представительна группа. «Они должны сузить свои требования и не предъявлять общих требований», — сказала Сен-Феликс.

Джеймс Скалли
Джеймс Скалли

Обращение моделей стало «горячим картофелем» для крупных люксовых брендов после того, как агент по кастингу в Нью-Йорке Джеймс Скалли высказался против жестокого обращения  девушками в прошлом году, когда с некоторыми из них поступили как с животными во время кастинга. Этот инцидент побудил двух французских гигантов моды LVMH и Kering, которые владеют одними из самых популярных брендов, объединить усилия для создания коалиции по борьбе с жестоким обращением.

Например, согласно новым правилам было запрещено привлекать слишком худеньких моделей и девушек до 16 лет.

Источник: France 24


Login

Добро пожаловат! Войдите в свой аккаунт

Запомни меня Забыли пароль?
Lost Password